December 14th, 2012

поход в лес

ПРО поиски деда

Сегодня посреди ночи как-то зачитался постами человека, который искал место гибели и захоронения своего прадеда в районе приснопамятного Рамушевского коридора. Рекомендую, кстати, настоятельно все пять постов читаются на одном дыхании.

И тут вдруг обратил внимание на сегодняшнюю дату - 14 декабря и стало мне стыдно. Стыдно за то, что до сих пор не довел до логического конца поиски места захоронения своего деда отделенного командира 65 стрелкового полка 43 стрелковой дивизии.

Когда пару лет назад только начал ковыряться в это истории было многое непонятно. Вообще долгие годы думал что дед погиб на Великой Отечественной, и сколько не искал его в ОБД - его там все не было. Однофамильцы из деревни Пулково были, а его нет. Затем вдруг внезапно стало известно что все же не ВОВ, а Зимняя война. 



После изучения книги памяти (где он сразу нашелся) и установления места службы деда - 65 сп 43 сд, а вместе с тем стала понятна и дата гибели 14 декабря. Под рукой в тот момент как раз была книга о Зимней войне, и о чудо, сразу нашлось упоминание о том, что 65 стрелковый полк в этот день штурмовал деревню Ойнала, что входила в УР Муола. Штурмовал и закреился на окраине. Как показали дальнейшие исследования этого вопроса - полк несколько дней вел бои за эту деревню, но полностью смог там закрепиться там лишь через несколько дней боев.

Изучив то, что в этот момент было под доступно под рукой - обратился за помощью к Баиру Иринчееву karhu1977. Созвонились, он дал мне пару дельных советов относительно поиска документов в архивах. А через некоторое время выяснилось, что он едет работать в РГВА, где и хранятся документы по Зимней войне и может заодно посмотреть журнал безвозратных потерь 43 дивизии, и возможно сообщить мне что-то новое.
Баир мне звонил мне из архива несколько раз, в начале сетовал, что в журнале нет внятных данных по учету потерь стрелковых подразделений, только по артиллеристам и прочим "специалистам". Потом позвонил и диктовал мне данные, которые нашлись в документах.

Так сложилось, что на следующий день мне тоже надо было ехать в столицу, и мы договорились, что он попросит сотрудников архива отложить дело на сутки для меня. Когда же попал в читальный зал РГВА выяснилось, что работники не стали прислушиваться к просьбам и сдали документы обратно на хранение, предложив мне приехать за ними через две недели. Здесь начался квест с архивными документами, которые решал более года. То в мой приезд хранилище оказывалось на ремонте, то у них болели отвественные сотрудники, то они не могли мне оперативно выдать запрашиваемые документы... в общем промыкался таким образом чуть больше года.

В прошлом марте вновь направился в Москву с твердым убеждением добиться таки своего и поработать с бумагами. В тот раз все складывалось успешно. Мне согласились оперативно выдать 5 дел. В каталоге из возможного перечня выбрал следующие:
1. Журнал боевых действий 43 сд (ЖБД)
2. Журнал безвозвратных потерь 43 сд
3. Журнал безвозвратных потерь 65 сп
4. Журнал приказов, сводок и донесений 65 сп (тут могу путаться с названием дела)
5. Журнал тыловых сводок

ЖБД 43 дивизии представлял собой красиво отпечатанный документ, вылизанный и вычищенный после войны. Действия полков в районе 12-13-14-15 декабря описывались как-то не слишком внятно. К журналу были подшиты 3 схемы - положение дивизии на начало войны, положение на 18-19 декабря 1939 и положение в конце февраля. Собственно ничего нового из этого почерпнуть не удалось, ибо место и действия 65 СП описывались лишь примерно, зачастую одной строчкой. 

В журнале безвозратных потерь по дивизии тоже не бьыло ничего нового. Данные о потерях артиллеристов, саперов и всевозможных приданных частей - подробные, данные по стрелковым полкам - без указания места захоронения.

Далее был изучен аналогичный журнал 65 стрелкового полка - из него удалось узнать лишь номер роты, в которой служил дед - 6 рота. По местам захоронения так же тишина.

Папка документов 65 полка была очень тонкой, в ней находилось не более 20-30 листов, большая часть которых были папиросными. Изрядную часть документов можно было с трудом немного прочесть только на свет, ибо синие строчки машинописного текста сливались в единое целое. Было несколько невнятных схем движения полка без привязки к населенным пунктам и топонимам.

Тыловые сводки же сводки были до крайности своеобразны, по ним можно было понять всю кашу войны. Журнал начинался в октябре 1939 и до момента начала войны все красиво четко и читаемо, с момента перехода границы в документах начинается какая-то каша и фарш: куски копирки, на которых ничего невозможно прочесть, пустые обертки от папирос, оборванные листы бумаги с невнятными записями карандшом или слабыми оттисками от копировальной бумаги. И так до момента вывода дивизии в тыл на пополнение.
Collapse )
promo komen_dant june 3, 2015 13:18 6
Buy for 10 tokens
Выпьем за тех, кто командовал ротами, Кто умирал на снегу, Кто в Ленинград пробивался болотами, Горло ломая врагу. Волховская застольная В этом году, впервые за последние четыре года, весенняя Вахта Памяти у нашего отряда проходила не на привычной «Егеревке», а в районе…