January 11th, 2013

пишу

ПРО Евгения Петрова, его хобби, гибель и фильм Конверт



Для меня интересным открытием последних дней стала короткометражка "Конверт", снятая в прошлом году (уже в прошлом году).
Фильм повествует об известном советском писателе Евгении Петрове, том который соавтор Ильфа, и тот который брат Валентина Катаева.

В 2011 году американский актёр Кевин Спейси заявил о начале конкурса Jameson First Shot, целью которого было открытие новых талантов в области кинематографа. В конкурсе поучаствовали около 700 сценаристов со всего мира, однако победителями стали всего трое: из России, ЮАР и США. Россию представлял Алексей Нужный, до этого написавший сценарии к комедиям «Мамы» и «Беременный».

Личность Евгения Петрова - писателя, который вместе с Ильфом написал роман «12 стульев» и «Золотой телёнок», и его хобби — отсылать письма в выдуманные города несуществующим адресатам — привлекло внимание жюри. В итоге — Алексей Нужный поехал в Лос-Анджелес снимать свой 16-минутный дебют под названием «Конверт».

История из 30-40ых годов XX века была перенесена в 80-ые, оно и ясно - в современных условиям моделировать СССР тридцатых - вышло бы накладно, да и не смогли тогда приплести сюда нелепую историю с КГБ. Пришлось бы трогать тему участия русского народа во Второй Мировой войне, а американцы это не сильно любят. 

Понятно, что от 1980-ых картинка изрядно отличается, несмотря на использование кучи атрибутов той эпохи. Но, тем не менее, фильм вышел очень теплым, лишенным большинства штампов о СССР, и по-своему душевным.

Рекомендую, в общем.




Мало кто знает, что писатель Евгений Петров, тот, который совместно с Ильей Ильфом написал «Двенадцать стульев» и «Золотого теленка», имел очень странное и редкое хобби: на протяжении всей жизни он коллекционировал конверты от своих же писем.

А делал он это так - писал письмо в какую-нибудь страну по вымышленному адресу, вымышленному адресату и через некоторое время ему приходило письмо обратно с кучей разных иностранных штемпелей и указанием «Адресат не найден» или что-то вроде этого. Но это интересное хобби однажды оказалось просто мистическим...

В апреле 1939-го Евгений Петров решил потревожить почтовое отделение Новой Зеландии. По своей схеме он придумал город под названием “Хайдбердвилл” и улицу “Райтбич”, дом “7″ и адресата “Мерилла Оджина Уэйзли”.

В письме он написал по-английски: “Дорогой Мерилл! Прими искренние соболезнования в связи с кончиной дяди Пита. Крепись, старина. Прости, что долго не писал. Надеюсь, что с Ингрид все в порядке. Целуй дочку от меня. Она, наверное, уже совсем большая. Твой Евгений”.

С момента отправления письма прошло более двух месяцев, но письмо с соответствующей пометкой не возвращалось. Писатель решил, что оно затерялось и начал забывать о нем. Но вот наступил август, и письмо пришло. К огромному удивлению писателя это было ответное письмо.

Поначалу Петров решил, что кто-то над ним подшутил в его же духе. Но когда он прочитал обратный адрес, ему стало не до шуток. На конверте было написано: “Новая Зеландия, Хайдбердвилл, Райтбич, 7, Мерилл Оджин Уэйзли”. И все это подтверждалось, синим штемпелем “Новая Зеландия, почта Хайдбердвилл”!

[Ответ из Новой Зеландиий, и мистическая гибель Евгения Петрова...]
Текст письма гласил: “Дорогой Евгений! Спасибо за соболезнования. Нелепая смерть дяди Пита, выбила нас из колеи на полгода. Надеюсь, ты простишь за задержку письма. Мы с Ингрид часто вспоминаем те два дня, что ты был с нами. Глория совсем большая и осенью пойдет во 2-й класс. Она до сих пор хранит мишку, которого ты ей привез из России”.

Петров никогда не ездил в Новую Зеландию, и поэтому он был тем более поражен, увидев на фотографии крепкого сложения мужчину, который обнимал его самого, Петрова! На обратной стороне снимка было написано: “9 октября 1938 года”.
Тут писателю чуть плохо не сделалось - ведь именно в тот день он попал в больницу в бессознательном состоянии с тяжелейшим воспалением легких. Тогда в течение нескольких дней врачи боролись за его жизнь, не скрывая от родных, что шансов выжить у него почти нет.

Чтобы разобраться с этими то ли недоразумением, то ли мистикой, Петров написал еще одно письмо в Новую Зеландию, но ответа уже не дождался: началась вторая мировая война. Е. Петров с первых дней войны стал военным корреспондентом “Правды” и “Информбюро”. Коллеги его не узнавали - он стал замкнутым, задумчивым, а шутить вообще перестал.

Закончилась эта история совсем уж не забавно.
В 1942 году Евгений Петров летел на самолете из Севастополя в столицу, и этот самолет был сбит немцами в Ростовской области. Мистика – но в тот же день, когда стало известно о гибели самолета, домой к писателю пришло письмо из Новой Зеландии.

В этом письме Мерил Уизли восхищался советскими воинами и беспокоился за жизнь Петрова. Среди прочего в письме были вот такие строчки:
“Помнишь, Евгений, я испугался, когда ты стал купаться в озере. Вода была очень холодной. Но ты сказал, что тебе суждено разбиться в самолете, а не утонуть. Прошу тебя, будь аккуратнее — летай по возможности меньше”


з.ы. вот еще интересность:

С декабря 2010 года по февраль 2011-го сотрудники Дартмутского колледжа (США) разослали в 159 стран по 10 писем (по два письма в пять крупнейших городов страны). На конвертах намеренно указали неверные адреса: названия населенных пунктов и индексы были правильными, а наименования улиц и фирм-адресатов – нет. По существующим международным конвенциям, письма, не найдя получателя, должны были вернуться отправителю – в Дартмутский колледж. Процент вернувшихся писем и скорость их возвращения как раз и свидетельствуют об эффективности работы почтовой службы.
Первое место по качеству и скорости доставки писем (не считая США) занял, как ни странно, Сальвадор – оттуда все письма вернулись за 39 дней. За ним следуют Чехия и Люксембург – оттуда также пришло 100% писем, но не так скоро. По девять писем из 10 пришло даже из таких стран, как Уругвай и Барбадос.
Из России не вернулось ни одного


promo komen_dant june 3, 2015 13:18 6
Buy for 10 tokens
Выпьем за тех, кто командовал ротами, Кто умирал на снегу, Кто в Ленинград пробивался болотами, Горло ломая врагу. Волховская застольная В этом году, впервые за последние четыре года, весенняя Вахта Памяти у нашего отряда проходила не на привычной «Егеревке», а в районе…