November 7th, 2013

буденовка

ПРО освобождение Калужской земли

Морось, холодрыга, близость смерти и чавкание грязи под ногами… это если вкратце описывать происходящее вокруг меня.

А ведь еще несколько месяцев назад все было совершенно по-другому. Мне спокойно работалось дежурным по станции на узловой станции в сибирской глуши. Да, работать было тяжело, частенько было голодно, но тут спасал небольшой огород, да небольшое стадо овец, которое держали мои родственники. В начале войны всей душой рвался на фронт, и мы даже нашей дружной ватажкой в первые дни осаждали военкома, в надежде уйти добровольцами на фронт. И вот дружков моих забрали, а меня, как железнодорожника, забронированного от мобилизации, послали куда подальше, сказав, что мой боевой пост на станции. Как там говорится: «Победа куется в тылу, катится по рельсам и завершается могучим ударом на фронте».

4oW23Rqphic

Нет, конечно, первые месяцы горевал и считал себя неудачником. Как же так, все бьют врага, а я прохлаждаюсь в тылу, друзья вернутся с войны героями, и как им буду смотреть в глаза? Но шли дни и месяцы, в наш городок сначала тонким ручейком, а затем и широкой рекой хлынули похоронки. И вот уже и в дома моих приятелей постучалось горе. Сначала на задорного Кольку, потом на неунывающего верзилу Петьку, а потом они начали приходить так часто, что стали уже чем-то обыденным. Такие вести с фронта изрядно поубавили мой пыл. Нет, не то что бы стал трусом, но с прежней горячностью уже на фронт не рвался, да и работы сильно прибавилось. Эшелонов с каждым днем шло все больше, работников-мужчины становилось все меньше.

К середине 42-го женщины дежурили уже не только на стрелочных постах, но в путейских бригадах их изрядно прибавилось. Сначала тихо, а затем все громче звучало слово Сталинград. В ту сторону катили эшелоны с техникой и войсками, обратно тянулась вереница санитарных поездов. После прорыва Блокады Ленинграда, разгрома немцев на Волге и ряда других побед уверенности в нашей победе изрядно прибавилось. Вот только с каждым месяцем работников-мужчин было все меньше, особенно заметны были разномастные откормленные тыловые жулики, которые умели вертеться, и в военном хаосе жить припеваючи.

KjE9dkkzloY

Жил бы и дальше так, если бы не один случай. Отделенческий ревизор по безопасности движения был изрядным ревнивцем, и постоянно подозревал свою жену в неверности, а она и правда крутила шашни с моим сменщиком, но мне-то какая разница. Ревизор прознал, что рога ему кто-то наставляет именно на нашей станции, но все никак не мог понять кто. Несколько месяцев он исподтишка следил за своей супругой, и сузил «круг подозреваемых» до дежурных по станции. На первомай сменщик попросил поменяться графиком с ним, ибо он хотел съездить на праздник в деревню к родственникам. Мне было не жалко, в общем, согласился на свою голову. Уехать-то он уехал, но бабенку свою отчего-то предупредить забыл. И она возьми и заявись ко мне в дежурку в самый разгар смены. Потопталась на входе, поглазела по сторонам, поняла, что хахаля ейного нет, и только стала выходить, как нос к носу столкнулась со своим благоверным. Тот с матюгами, криками и проклятиями затолкал ее обратно в помещение поста, и с кулаками набросился на меня, думая, что перед ним и есть тот самый «герой-любовник». Нет, ну, конечно, отбился, и даже вышвырнул его за дверь вместе с голосящей женой, но его было уже не унять.

С того дня житья мне не стало. Изводил он нас проверками и придирками, а мне постоянно грозил, что сошлет на фронт, но всерьез его не воспринимал, а зря. Через неделю после того памятного случая, загуляв до зари (что уж там, дело молодое), довелось мне опоздать на смену на 15 минут. Ревизор меня уже ждал, вызвал ДС (начальника станции), коменданта станции и, стал обвинять меня в саботаже и грозить трибуналом. История завертелась, но под суд меня не отдали, а под шумок быстренько разбронировали и послали в сторону фронта. Тут повезло, конечно, военком оказался нормальным мужиком, посмотрел на мои документы, законченный техникум, и отправил учиться на командира.

Затем было ускоренное обучение в N-ском пехотно-пулеметном училище, где нас дрючили как сидоровых коз. Опытные наставники, уже прошедшие фронтовую школу, делали все, чтобы подготовить нас к реалиям современной войны, за что им надо поклониться в ноги – сколько они жизней спасли. В училище от физических нагрузок и голодухи отощал еще больше, но вариантов у меня не то, что было бы много. Но внутренне все же немного радовался, что не попал в мясорубку Курской битвы, с которой вначале приходили тревожные, а затем и радостные известия.

LoUFp7ZYxxA

За отличие в учебе получил звания лейтенанта и, уже привычным скорым порядком, отправлен на первом же эшелоне в сторону фронта. Во ОПРОСе (отдельном полку резерва офицерского состава) Брянского фронта, который вел бои за освобождение Калужской земли, тоже не задержался – слишком большие были потери командного состава в ходе недавних боев.
Collapse )
promo komen_dant june 3, 2015 13:18 6
Buy for 10 tokens
Выпьем за тех, кто командовал ротами, Кто умирал на снегу, Кто в Ленинград пробивался болотами, Горло ломая врагу. Волховская застольная В этом году, впервые за последние четыре года, весенняя Вахта Памяти у нашего отряда проходила не на привычной «Егеревке», а в районе…