Гламурный гений блогосферы (komen_dant) wrote,
Гламурный гений блогосферы
komen_dant

Category:

ПРО освобождение Калужской земли

Морось, холодрыга, близость смерти и чавкание грязи под ногами… это если вкратце описывать происходящее вокруг меня.

А ведь еще несколько месяцев назад все было совершенно по-другому. Мне спокойно работалось дежурным по станции на узловой станции в сибирской глуши. Да, работать было тяжело, частенько было голодно, но тут спасал небольшой огород, да небольшое стадо овец, которое держали мои родственники. В начале войны всей душой рвался на фронт, и мы даже нашей дружной ватажкой в первые дни осаждали военкома, в надежде уйти добровольцами на фронт. И вот дружков моих забрали, а меня, как железнодорожника, забронированного от мобилизации, послали куда подальше, сказав, что мой боевой пост на станции. Как там говорится: «Победа куется в тылу, катится по рельсам и завершается могучим ударом на фронте».

4oW23Rqphic

Нет, конечно, первые месяцы горевал и считал себя неудачником. Как же так, все бьют врага, а я прохлаждаюсь в тылу, друзья вернутся с войны героями, и как им буду смотреть в глаза? Но шли дни и месяцы, в наш городок сначала тонким ручейком, а затем и широкой рекой хлынули похоронки. И вот уже и в дома моих приятелей постучалось горе. Сначала на задорного Кольку, потом на неунывающего верзилу Петьку, а потом они начали приходить так часто, что стали уже чем-то обыденным. Такие вести с фронта изрядно поубавили мой пыл. Нет, не то что бы стал трусом, но с прежней горячностью уже на фронт не рвался, да и работы сильно прибавилось. Эшелонов с каждым днем шло все больше, работников-мужчины становилось все меньше.

К середине 42-го женщины дежурили уже не только на стрелочных постах, но в путейских бригадах их изрядно прибавилось. Сначала тихо, а затем все громче звучало слово Сталинград. В ту сторону катили эшелоны с техникой и войсками, обратно тянулась вереница санитарных поездов. После прорыва Блокады Ленинграда, разгрома немцев на Волге и ряда других побед уверенности в нашей победе изрядно прибавилось. Вот только с каждым месяцем работников-мужчин было все меньше, особенно заметны были разномастные откормленные тыловые жулики, которые умели вертеться, и в военном хаосе жить припеваючи.

KjE9dkkzloY

Жил бы и дальше так, если бы не один случай. Отделенческий ревизор по безопасности движения был изрядным ревнивцем, и постоянно подозревал свою жену в неверности, а она и правда крутила шашни с моим сменщиком, но мне-то какая разница. Ревизор прознал, что рога ему кто-то наставляет именно на нашей станции, но все никак не мог понять кто. Несколько месяцев он исподтишка следил за своей супругой, и сузил «круг подозреваемых» до дежурных по станции. На первомай сменщик попросил поменяться графиком с ним, ибо он хотел съездить на праздник в деревню к родственникам. Мне было не жалко, в общем, согласился на свою голову. Уехать-то он уехал, но бабенку свою отчего-то предупредить забыл. И она возьми и заявись ко мне в дежурку в самый разгар смены. Потопталась на входе, поглазела по сторонам, поняла, что хахаля ейного нет, и только стала выходить, как нос к носу столкнулась со своим благоверным. Тот с матюгами, криками и проклятиями затолкал ее обратно в помещение поста, и с кулаками набросился на меня, думая, что перед ним и есть тот самый «герой-любовник». Нет, ну, конечно, отбился, и даже вышвырнул его за дверь вместе с голосящей женой, но его было уже не унять.

С того дня житья мне не стало. Изводил он нас проверками и придирками, а мне постоянно грозил, что сошлет на фронт, но всерьез его не воспринимал, а зря. Через неделю после того памятного случая, загуляв до зари (что уж там, дело молодое), довелось мне опоздать на смену на 15 минут. Ревизор меня уже ждал, вызвал ДС (начальника станции), коменданта станции и, стал обвинять меня в саботаже и грозить трибуналом. История завертелась, но под суд меня не отдали, а под шумок быстренько разбронировали и послали в сторону фронта. Тут повезло, конечно, военком оказался нормальным мужиком, посмотрел на мои документы, законченный техникум, и отправил учиться на командира.

Затем было ускоренное обучение в N-ском пехотно-пулеметном училище, где нас дрючили как сидоровых коз. Опытные наставники, уже прошедшие фронтовую школу, делали все, чтобы подготовить нас к реалиям современной войны, за что им надо поклониться в ноги – сколько они жизней спасли. В училище от физических нагрузок и голодухи отощал еще больше, но вариантов у меня не то, что было бы много. Но внутренне все же немного радовался, что не попал в мясорубку Курской битвы, с которой вначале приходили тревожные, а затем и радостные известия.

LoUFp7ZYxxA

За отличие в учебе получил звания лейтенанта и, уже привычным скорым порядком, отправлен на первом же эшелоне в сторону фронта. Во ОПРОСе (отдельном полку резерва офицерского состава) Брянского фронта, который вел бои за освобождение Калужской земли, тоже не задержался – слишком большие были потери командного состава в ходе недавних боев.

И вот под ногами зачавкала траншейная грязь. Солнце быстро двигалось к зениту, когда я попал в землянку командира батальона. В сумраке, разгоняемом чадной коптилкой, почти ничего не было видно, кроме блеска круглых очков, за которыми были видны яркие и умные глаза. По внешнему виду и интонациям разговора чувствовалось, что сидящий за столом человек далеко не первые сутки борется со сном - смертельная усталость сквозила во всем.

OYP-JauHU6w

Между тем он посвятил меня в текущую обстановку. Двое суток назад, после мощной артподготовки, при поддержке нескольких танков, батальон атаковал первую линию обороны немцев. Захватив ее почти без потерь, бойцы попытались на плечах врага прорваться дальше, выбить противника из второй линии окопов и развить наступательный порыв. И все, в принципе, шло хорошо, роты кое-где уже достигли траншей, но вдруг из немецкого тыла слаженно ударила артиллерия и минометы, ожили замаскированные дзоты и огневые точки. Бойцы под неистовым огнем залегли, и ничто их уже не смогло поднять вперед. В вечерних сумерках, когда удалось вытащить последних раненных, стало ясно, что и так неполнокровый батальон потерял половину личного состава, и продолжать наступление не мог. Оставшиеся в строю закрепились на отвоеванной первой линии.

UTQnyXAtFII

На приведение в боевое состояние дали двое суток. Так как наступление продолжалось далеко не первый день, большого пополнение ожидать не приходилось. Вновь, как это уже бывало не раз, подмели тылы полка и дивизии. Прислали выздоравливающих, писарей, бойцов из комендантских рот, артиллеристов потерявших материальную часть и прочих специалистов, которые не должны воевать в пехоте. Мне предстояло возглавить первый взвод, чей командир был тяжело ранен и с невероятными сложностями эвакуирован в тыл.

h318eoMV9Nc

Обуглившимися холмами в глубине немецкой обороны темнело несколько танков, напоминавших о неудачной атаке. Особенно удивительно было разглядывать в бинокль, невесть как оказавшийся там остов Т-26. И было не понятно, то ли он там остался еще с летних боев 41-го, то ли сгорел вместе со своими собратьями в недавней неудачной атаке. Пейзаж, в общем, не внушал особой радости, да еще и разразившаяся ранняя осень с проливными дождями портила остатки настроения.

GewQqNrUuFk

В первом взводе от взвода было лишь название, а людей было не густо – всего 13 человек. Да и представлял собой полнейшую солянку, с костяком из 7 человек, которые воевали до той злополучной атаки, остальные же были теми самыми «поскребышами по тылам». Радовало только одно – все были обстрелянными бойцами, не первый день на войне, хотелось верить, что с такими не пропаду.

lrsfud9oz5Y

Познакомился с бойцами, назначил двух командиров отделений (хотя сам взвод то и был чуть больше отделения), постарался запомнить местностью, по которой предстояло завтра наступать, да и вернулся к командиру батальона на совещание.

Разговор был коротким и дельным, завтра на 9 утра назначен новый штурм немецких позиций. Вначале окопы обработает авиация, затем будет короткая, но мощная артподготовка, затем, по команде, моему взводу ставилась задача захватить небольшой холм, превращенный немцами в узел обороны с дзотом и траншей. Остальные подразделения, при поддержке техники, атакуют основную линию обороны. Во всем этом стройном плане меня смущало несколько пунктов. Во-первых, уже сегодня изрядно хмурилось небо и временами моросил мерзкий дождь, а значит, на завтра не было особых надежд на прояснение, что в свою очередь ставило под вопрос участие авиации. Во-вторых, не добавляла радости артиллерия, которая из-за рано раскисших дорог не успевала подвезти боеприпасы, а значит и на артподготовке будут экономить. Но приказ есть приказ.

nqG7SGE2nzQ

Вечер выдался душевным, мало того что впервые за всю войну вдосталь наелся, так еще и за жизнь с бойцами потрещали. Каждый вспоминал свой дом, жен или девушек, что ждали с войны, кто-то травил байки, а некоторые уже строили планы, чем займутся после войны. Ночь выдалась тихой, но немцы, словно опасаясь чего-то, все время стреляли осветительными ракетами, да время от времени подбадривали себя короткими пулеметными очередями.

Itfihh1QJ8c

Разбудили меня с рассветом, и мои худшие ожидания начинали оправдываться. Вчерашняя морось на утро стала дождем, от которого и так болотистый грунт под ногами, стал расползаться в жидкую грязь. Вот они русские дорог и гиблая распутица, на которую оккупанты любят сваливать свои неудачи еще, наверное, со времен польских неудач в Смутное временя.

Еще в предрассветных сумерках к немцам в гости ушла разведгруппа, которая должна была проверить, не успели ли немцы прикрыть свои позиции минными полями.

0LBg5wx6g4w

В тот момент, когда уже в глубине души созрела четкая уверенность в том, что на авиацию сегодня рассчитывать не приходится, над немецкими позициями в воздухе что-то промелькнуло. Промелькнуло, а затем мощно загромыхало. Из низких облаков, раз за разом выныривали смутные очертания штурмовиков, и завидным упорством утюжили вражьи окопы. Там сейчас был филиал ада на земле, не хотелось в этот момент оказаться под их ударом.

GV4-3R4mjhU

За грохотом налета мы не заметили, как вернулась разведка, причем не с пустыми руками – приволокли с собой даже какого-то взъерошенного фельдфебеля. Его пинками погнали в штаб, а нам сообщили, что мин впереди нет, гансы за ночь успели только углубить местами траншеи и выставить пару новых огневых точек.

ReST6P7GCKM

Тем временем ситуация развивалась в соответствии со вчерашними планами. На прямую наводку выдвинулась приданная сводная батарея из пушек и минометов. Помню еще вчера сильно удивлялся, увидев, что помимо наших сорокопяток, под маскировкой из срубленных березок угадывалось что-то из немецкого артвооружения. «Наша горно-трофейная» - шутил командир пукшарей.

Загрохотало вновь, и вновь вздыбилась земля над немецкими траншеями. Минута, другая, десять – с ожесточенной методичностью артиллеристы обрабатывали передний край. И вдруг все смолкло. Прочертив мокрое небо, взметнулась ввысь красная ракета – настал наш черед.

-kzZR-D79XE

По склизкой глинистой грязи всегда неприятно ходить, и вдвойне неприятно вылезать из окопа, хорошо еще не контратака и мы можем себе позволить несколько секунд промедления, дабы помочь друг другу выбраться наверх. Короткая команда, и, рассыпавшись цепью, мой взвод перебежками устремился к обозначенной накануне цели. Немецкий передний край местами был стерт с лица земли, зияли воронки он полутонных бомб, траншеи были перепаханы и засыпаны землей, кое-где пучились бревна от блиндажей, накрытых прямыми минометными попаданиями. Было удивительно тихо в эти первые мгновения атаки, после ярой артподготовки. Никто не стрелял, и в глубине души уже роилась надежда, что враг отступил, не выдержав огневого налета.

KzWdgYopmTc

Оставался буквально последний рывок до окопов, когда подавленный дзот ожил, и кинжальным огнем полоснул нашу редкую цепь. Все повалились в грязь, кто живой, кто мертвый, а яростно лающий из обвалившейся амбразуры пулемет, поливал свинцом уже поверх наших голов. В короткие моменты затишья между пулеметными очередями были слышны стоны раненных, и проклятия посылаемые живыми, а еще сверху, из окопов возле дзота, были слышны редкие одиночные выстрелы гансов, переживших артналет. Нда, при таких раскладах мы тут долго не протянем, местность ровная, а болотные кочки не могут служить хорошим укрытием.

K9xLcBsArl0

Но нам повезло. С тихим чмоканьем на немецкие позиции упало несколько химических мин, дым от которых через пару десяток секунд затянул все вокруг. За туманом было слышно как кто-то из бойцов стал отползать в ближайший перелесок, но самым интересным были звуки из нашего тыла, а именно глухое урчание мотора. Еще через пару минут в повисшей пелене слева послышалась какая-то возня, а потом и на меня выскочила пара автоматчиков. Передав приказание командира батальона отступить на исходные позиции, они вновь нырнули в разлившуюся белую реку, в поисках раненных. За дымовой завесой, я увидел санитарный ЗИС на который грузили раненных. Вынырнувшие из дыма автоматчики приволокли еще одного раненого, осторожно погрузили его, и посоветовали водителю, и всем окружающим поскорее убираться, так как завеса вот-вот рассеется и мы рискуем повторно попасть под огонь. Упрашивать никого не пришлось. Споро, почти аллюром, мы достигли той траншеи из которой так недавно пошли в неудачную атаку.

trIuT-24l-c

Отсюда стало видно, что правый фланг батальона действует успешнее, чем мы. Передовые части, поддерживаемые бронетехникой, уже выбили немцев из окопов боевого охранения и накапливали силы для броска дальше. Но противник оказался проворнее, и внезапно перешел в контратаку.

JAafNevIu7U

Из перелеска на полевую дорогу, разделяющую две линии обороны выкатился легкий Pz.II при поддержке усиленного взвода пехоты. Тут бы нашим бойцам пришлось несладко, если бы наша артиллерия не поддерживала бы «огнем и колесами». Совместными усилиями сорокопяток и Т-70 «двойку» раскатали как бог черепаху. Из чадно дымящей железной коробки начали выпрыгивать горящие танкисты, не одному из них не удалось уйти далеко. Глядя на это зрелище дрогнули и хваленые панцергренадеры, и стали откатываться на тыловые позиции. Видимо надеялись, прикрывшись артиллерией, сдержать натиск наступающих красноармейцев.

jCwRtx7RevM

tDC00nMeOEI

Пока мы приводили себя в порядок и считали потери, к артиллеристам был послан связной. Пара орудий развернулось и перенесло огонь на злополучный дзот. В тоже время другой связной командира батальона передал мне приказ продолжить наступление, а заодно собрать всех отставших и потерявшихся бойцов. И мы вновь пошли по знакомой дороге, походу усиливая свой состав теми, кто по неопытности или малодушию хотел отсидеться в воронках на нейтральной полосе. Матюги, пинки и личный пример очень хорошо помогают в атаке.

UDBk33inDk4

Калужская грязь не щадила ни немцев ни нас. В вязком болотном поле особенно тяжело было танкистам. Не добравшись даже до первой траншеи, намертво завяз БА-64. Превратившись в неподвижную огневую точку, бронеавтомобиль поддерживающую нас скупыми, но меткими очередями танкового пулемета.

LyhHluFvpCg

Лендлизовский бронетранспортер Скаут, натужно гремя двигателем, еле-еле полз по полю, силясь догнать пехоту и тоже поддержать ее огнем. Лучше всех дела обстояли у юркого и вертлявого Т-70, который, то обгонял стрелковые цепи, то замирал – дожидаясь их подхода. В эти мгновения маленькая короткая пушка, больше похожая на жало, хищно выискивала для себя новые цели. Затем был слышен короткий рявк, и где-то на гансовских позициях вздымался очередной столб земли, дерева и осколков. Видимо, с такой же неуемной радостью механик-водитель крутился и на фашистских огневых точках и траншеях, навечно погребая под центнерами земли раненных и оглушенных противников.

ZZ2Wb7LB3kk

От греха подальше, при приближении к дзоту, мы поставили дымовую завесу, и обошли его с тыла. По команде бойцы рывком открыли дверь и внутрь полетели гранаты. Громыхнуло, взвизгнули свинцовые осколки. Внутри было пусто. Только толстый слой стреляных гильз, да пустые консервные банки говорили о том, что еще недавно здесь ожесточенно бился враг. Видимо испугавшись танка, и точной артиллерийской стрельбы фрицы решили не искушать судьбу и так же отойти на вторую линию. Значит и нам туда же.

-s42jHG9ieo

Быстро окинув взглядом окрестности, я понял, что оставшиеся силы батальона накапливаются перед второй линией обороны для решающей атаки. В тоже время бронетехника, опасаясь артиллерийского огня противника, обтекает его справа, намереваясь ударить во фланг и тыл. Скомандовав бойцам следовать за мной, бросился вперед, в канаву у деревянной стены оставшейся то ли от разрушенной избы, то ли от хлева. Место было не совсем удобным, с одной стороны защищало нас от прямого огня, с другой – мы не могли наблюдать за полем боя. В канаву то и дело плюхались и сползали все новые солдаты, сумевшие под ожесточенным огнем преодолеть простреливаемое пространство.

ideCB4d0s0E

Не знаю чего мы ждали. Бывают такие моменты малодушия, когда все понимают, что кто-то да должен проявить смелость, встать под пули, и свои примером поднять залегших товарищей. Но червоточина грызет внутри мыслями «команды не было», «зачем тебе это никчемное геройство», «а почему опять я?» и другими подобными. Но ты же командир, от тебя ждут решения и поступка. И всегда тяжело бороться с самим собой.

vVne06ODLBg

Сигнала к продолжению атаки все не было, да, наверное, и не могло быть, ибо перед боем о нем не уславливались. Я приказал окружающим бойцам перезарядиться, достать гранаты и штыки и изготовиться к броску. Вскоре огонь гансов изрядно стих. «Вот он момент для атаки» - пронеслось в голове. И, гаркнув «Впеееереееед!», полез из мокрой канавы. И в этот момент из-за разрушенной стены показались серые каски – противник вновь контратаковал нас. Через мгновение на меня выскочил рослый немец, на ходу перезаряжая карабин. Мой автомат заклинил еще перед вторым штурмом дзота, и я мог рассчитывать лишь на трофейный парабеллум, который мне в канаве вручил кто-то из бойцов. Фашист на мушке, жму курок, осечка! Вторая осечка! Третьего шанса мне уже не дали. Выстрел почти в упор, мою ключицу обожгло резкой болью, и, через секунду, сбив меня ударом приклада в голову, ганс побежал дальше.

z7LVigKnRq0

Что было дальше помню смутно. Спустя какое-то время (минуту, десять, час?) кто-то поднял меня из грязной лужи, оттащил на сухой пригорок, чьи-то женские руки резали промокший грязный ватник и умело бинтовали меня, затем кто-то погрузил меня на носилки и какие-то бойцы потащили меня в тыл. Последнее, что осталось в памяти - как мимо меня пронесся кавалерийский отряд, последний резерв командира батальона.

Очнулся я через сутки на чистой постели в госпитале.

---
написано по итогам военно-исторической реконструкции  "За Калужскую землю"
фото разных авторов

Tags: рассказы
Subscribe

  • ПРО утро третьей недели войны

    Начитавшись постов многоуважаемого vladrink где он пишет замечательные фоторепортажи-мемуары с реконструкций от лица кригсберихтера…

  • ПРО новогодние открытки

    12 декабря – самое время, что бы вновь что-то написать в ЖЖ. Например, опять запустить аттракцион по сбору заявок на открытки. Процитирую…

  • ПРО традиционные открытки

    В суете чуть было не забыл традиционное действо. Самое время расчехлить пыльную уютненькую и вернуться «к корням». Неоднократно…

promo komen_dant june 3, 2015 13:18 6
Buy for 10 tokens
Выпьем за тех, кто командовал ротами, Кто умирал на снегу, Кто в Ленинград пробивался болотами, Горло ломая врагу. Волховская застольная В этом году, впервые за последние четыре года, весенняя Вахта Памяти у нашего отряда проходила не на привычной «Егеревке», а в районе…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments

  • ПРО утро третьей недели войны

    Начитавшись постов многоуважаемого vladrink где он пишет замечательные фоторепортажи-мемуары с реконструкций от лица кригсберихтера…

  • ПРО новогодние открытки

    12 декабря – самое время, что бы вновь что-то написать в ЖЖ. Например, опять запустить аттракцион по сбору заявок на открытки. Процитирую…

  • ПРО традиционные открытки

    В суете чуть было не забыл традиционное действо. Самое время расчехлить пыльную уютненькую и вернуться «к корням». Неоднократно…